Табра

Та́бра — древний город в восточной части Царства, стоит на великой реке Ладжа́н. Табру называют также Городом четыре городов (об этом ниже) и городом белых врат: дело в том, что западные ее ворота выполнены из редкого белого дерева. Это та сторона, что обращена к столице, так что приезжих из сердца Царства Табра и впрямь встречает белыми воротами. Ну а каким видят город иноземцы, анхари не интересует: в мире есть лишь одна столица, а что думают варвары, не занимает древний и гордый народ.

Табра была основана еще до прихода на эти земли Царства, местным правителем по имени Анха́вк, а назвали город в честь его дочери. Поселение быстро разрослось, и неудивительно — оно стоит на реке там, где сливаются две дороги, ведущие к крупнейшим перевалам через горы Грани. От ворот Амма́т удобный тракт ведет на северо-запад к перевалу Кара́ш, а от Замшевых ворот — на юго-восток, к перевалу Тапса́ка.

Основание и ранние века

Анхавк возводил город в чистом поле и потому мог применить науку Закатных царств: план-сетку, в которой улицы пересекаются под прямым углом. На холме Либа́н заложили одноименную крепость, внизу же, у реки, раскинулся город. Подобно кресту, его пересекли две широкие улицы с колоннадами. Вскоре Анхавк заложил к востоку второй квартал, предназначенный для жителей окрестных холмов (в первом жили приезжие вместе с двором Анхавка). Квартал был обнесен собственной стеной, так что поначалу представлял собой второй город.

На острове посреди реки сын Анхавка О́рон заложил третий квартал, закончил который уже внук основателя. Четвертый же и последний город добавил правнук Анхавка, и с тех пор Табру стали называть городом четырех городов. С востока на запад, вдоль реки, Табра растянулась на 6 схе́нов и всего немногим меньше — с севера на юг.

Население Табры в первые после основания годы оценивали в 17-25 тыс. человек — и это не считая рабов. В лучшие годы, до падения Старого Царства, в Табре жили полмиллиона человек, это был третий крупнейший город в стране, а ведь тогда Царство было раз в пять больше нынешнего. C тех пор утекло много воды, Царство захирело, но и сейчас Бумажный двор насчитывает в Табре не меньше 100 тыс. душ.

О периоде до прихода Царства на восток мы знаем немного: лишь то, что рассказывали о врагах столичные хронисты. Даже они нередко писали «Золотая» вместе с именем Табры — город и впрямь процветал, но в то же время требовал бездну средств на содержание из-за землетрясений, которые в этой местности случаются довольно часто. Однако жители Табры упрямо отстраивают ее снова и снова.

Политическая жизнь в Табре всегда была неспокойной, а жители — непокорными. Достаточно будет сказать, что Царство не захватывало город: горожане сами подняли восстание против Анхавка III и пригласили Царя Царей защитить их, взамен потребовав, чтобы лучезарный подтвердил привилегии, которые у них отобрал собственный властитель.

Царский период

Цари Царей буквально влюбились в Табру и прочили ей место второй столицы. И действительно: город идеально подходил на роль центра всех восточных пределов. Царь Саада́т посетил Табру через 20 лет после присоединения и подтвердил ее свободы: а именно, право самим выбирать хранителя, который представляет ее перед Царем Царей, а также право жить по своим законам, которые действуют в пределах города. На месте цитадели старых правителей возвели большой храм Хира́му, основателю Царства. Последующие цари строили в Табре колоннады, выкладывали гранитом дороги, и даже выделяли землю всем желающим переселиться.

Амфитеатр в ТабреСамая известная постройка — амфитеатр в сердце города, недалеко от места, где пересекаются заложенные еще основателем колоннады. Его строили по образцу столичных, устраивали на нем потешные бои и гонки на колесницах, а вмещал он 80 тыс. зрителей. Именно в него попадают Зено и Азрай на страницах романа «Царь без царства». К описанному в романе году амфитеатр лежит в руинах — но можете представить размеры сооружения, в разрушенных галереях которого скрываются герои!

Известно, что царь-воин Ахтафи́р — тот, что надел маску в войсковой ставке и за все время правления ни разу не бывал в столице — входил в Табру с войском во время похода на восток. Но именно в эти дни город сотрясло землетрясение, катастрофического даже по меркам привыкшего к землетрясениям кря. Сам Царь Царей вынужден был искать укрытие в амфитеатре, где провел три дня. И он, и преемники восстановили город, но с тех пор население Табры стало меньше 400 тыс. жителей, а многие кварталы так и остались заброшенными.

Еще раз прославился город за сотню лет до падения Старого Царства: Табра стала центром старой веры в правление Джабба́ра Отступника, который пытался насадить по всему Царству веру в единого бога (события, описанные в рассказе «Шакал в изгнании»). Джаббара высмеивали в сатирических куплетах, называли мясником за грандиозные жертвоприношения животных, которых требовал лучезарный. Досталось даже немодной по тем временам царской бородке. По правде, противоречия заключались не только в вере: Джаббар хотел, чтобы города Царства стали самодостаточны, как сотни лет назад — Табра же привыкла жить на широкую ногу, жителям не хватало зерна, а местный совет достойных сетовал, что Царь Царей морит горожан голодом, выделяя золото только на кормежку войск. Когда Джаббар лично приехал в Табру, чтобы провести празднество в честь своего бога, вельможи подкупили горожан, так что с утра в амфитеатр явился лишь старенький жрец с дохлым цыпленком.

Облик города

Улицы ТабрыВ романе «Царь без царства» Зено сравнивает Табру со столицей, но отмечает, что здесь не живут цари и придворные, которые бы возводили новые дворцы на месте старых. Здесь развалины соседствуют с новостроями, а лавки и мастерские теснятся меж древних колонн с давно стертой резьбой. Зено отмечает, что постройки Табры похожи на слоеный пирог: внизу гладкий, потемневший от копоти камень, выше мягкий песчаник, а над ним — саманный кирпич. Все это — следствие многочисленных землетрясений, которые сотрясали город.

Тем не менее, в описанный в романах период Табра сказочно богата. Через нее проходит торговля с Рассветными королевствами, здесь даже расположена торговая компания соотечественников Зено из Нагады. Табра стала единственным перевалочным пунктом в торговле с Рассветными землями. Здесь же — а вернее, немного севернее в окрестностях города — родился один из героев «Мглы над миром», Верховный маг Газван сар-Махд.